Палач в европейской истории




В западных странах на протяжении первого тысячелетия нашей эры смертная казнь не была обыденным явлением. Как правило, преступник, даже если он был обвинен в убийстве, приговаривался к выплате денежной компенсации пострадавшему или родственникам жертвы. В том случае же, если преступление было совершено против государства, его правителя или церкви, исполнение смертного приговора поручалось судебному приставу, младшему из числа заседателей суда либо самому пострадавшему. Иногда преступнику, согласившемуся стать кровавой рукой правосудия, отменяли его собственный смертный приговор.


Со временем должность палача появилась официально, но человеку с такой профессией приходилось очень непросто. Помимо ужасов самого ремесла, ему нужно было терпеть крайне недоброжелательное отношение общества. Так, дом исполнителя смертных приговоров строился за чертой города, ему запрещалось посещать народные гуляния, а в церкви палачу позволялось стоять лишь у самого выхода и исповедоваться последним из прихожан. Создать семью палач мог только с дочерью одного из своих коллег, и вскоре эта профессия стала переходить по наследству от отца к сыну.


Казнь по-русски




На Руси в стародавние времена палач, или кат, всегда был при деле. Но, справедливости ради, надо сказать, что чаще ему приходилось не рубить головы с плеч, а подвергать преступников телесным наказаниям и пытать подозреваемых различными изощренными способами.

Виды и способы пыток были строго регламентированы, более того, их применение было обязательным при допросе. Так, чтобы получить признание, необходимо было использовать кнут, пытку капающей на темя водой - «худой кувшин»- и, конечно, дыбу.

Дыба – наиболее действенное средство в арсенале древнерусского палача и одновременно самое популярное. Прежде чем подвесить человека к колоде, кату нужно было вывихнуть его руки из плечевых суставов. Этот жестокий ритуал и послужил причиной тому, что палачей стали звать «заплечных дел мастерами», однако последствия такой пытки были обратимы, суставы вправлялись, и человек снова был способен работать.

Конечно, у «мастеров» было в достатке и другой работы за плечами преступника: с помощью кнутов и батога палач мог продемонстрировать уровень своей квалификации. Например, как, нанеся несметное количество ударов, не оставить ни одного шрама на спине провинившегося, или снять с него кожу, всего трижды полоснув плетью.

Но, разумеется, ничто не могло сделать профессию палача престижной. Для выполнения грязной работы все чаще привлекались приговоренные к ссылке в Сибирь, но и их нельзя было принуждать к такому занятию дольше, чем три года. В итоге в России не осталось специалистов в проведении телесных истязаний, и с 1861 года казни перестали быть публичным зрелищем.