Читая старинные народные сказки, нетрудно убедиться, что в древности родители отнюдь не пытались уберечь детей от образов смерти. Отчасти это было связано с жизненным укладом: ребенка, который ежегодно видел, как забивают корову или свинью, понятие смерти не так шокировало, как современного горожанина.

И все же некоторые сказочные мотивы кажутся особенно страшными и загадочными. Один из таких мотивах – отравленное яблоко.


Сказочный сюжет об отравленном яблоке



О древности сюжета, в котором присутствует отравленное яблоко, говорит его наличие у разных народов. Можно назвать по крайней мере две сказки такого рода: русская сказка, обработанная А.С.Пушкиным и известная как «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях», и немецкая сказка, включенная в сборник братьев Гримм под названием «Белоснежка и семь гномов».

Сюжет сводится к следующему: злая мачеха, желая избавиться от падчерицы, превосходящей ее красотой, приказывает отвести девушку в лес и убить. Тот, кому это приказано сделать, жалеет и отпускает несчастную. Девушка находит в лесу дом, где живут семеро братьев (богатыри в русской сказке, гномы – в немецкой), и остается у них.

Мачеха, узнав, что падчерица жива, приходит к лесному дому под видом бедной странницы и угощает девушку отравленным яблоком. Падчерица умирает, безутешные братья хоронят ее, но не закапывают в землю, а оставляют на горе или в пещере в хрустальном гробу.

Место захоронения девушки находит влюбленный в нее принц и возвращает ее к жизни. В позднейших интерпретациях герой делает это с помощью поцелуя, но в оригинале все более прозаично: у А.С.Пушкина королевич разбивает гроб, а у братьев Гримм один из слуг принца, несущих гроб с телом Белоснежки в его замок, спотыкается, и от толчка кусочек отравленного яблока вылетает из горла девушки.

Исторические корни сюжета



За этим «романтическим» сюжетом стоит обычай, который современному человеку мог бы показаться безнравственным.

В основе многих сказочных сюжетов лежит обряд посвящения. Пройдя посвящение, древние юноши не сразу переходили к обычной мужской жизни. Существовал промежуточный этап, который некоторые исследователи рассматривают как часть обряда посвящения – жизнь в мужском доме. Это была своего рода «комунна», объединяющая молодых людей, которые уже покинули родительские семьи, но еще не обзавелись собственными.

Такое мужское сообщество носило замкнутый характер. Там совершались особые обряды, вход в мужской дом под страхом смерти был запрещен женщинам, а также детям и юношам, не прошедшим обряд посвящения.

И все же кто-то должен был заниматься хозяйством в мужском доме. И не только хозяйством, ведь обычные мужские инстинкты у обитателей дома были вполне развиты. Нередко в мужском доме жила девушка, которая вовсе не бежала туда от злой мачехи – родная мать вполне могла сама отвести дочь туда.

Обитателям дома она была отнюдь не только «ласковой сестрою», но мораль той эпохи не осуждала такого поведения. Занималась девушка и хозяйством. Мужчины относились к ней с большим почтением.

Но так не могло продолжаться бесконечно – девушке приходило время обзаводиться семьей. Уйти из мужского дома просто так она не могла – ведь ей были известны секреты мужского сообщества, которые женщине надлежало унести с собой в могилу…

Не исключено, что где-то и когда-то таких девушек действительно убивали, но этнографы таких обычаев не встречали. Вопрос решался более гуманно – через ритуальную смерть, после которой следовало «воскрешение», после чего девушка была свободна. Именно об этом обычае повествуют сказки о Белоснежке и «мертвой царевне».