Дворяне, считая себя благородным сословием, всячески подчеркивали свое отличие от простонародья, будь то в одежде, манерах, вкусах. Они утверждали, что даже по чертам лица можно сразу же отличить благородного человека от простого мужика. Так ли было на самом деле?

Что подразумевалось под понятием «аристократическое лицо»



Некоторым людям приходилось слышать выражения: «аристократическая внешность», «породистое лицо». Эти понятия, например, часто встречаются на страницах исторических романов. Но что они означают?

Аристократы-дворяне, как уже было сказано, очень гордились своей избранностью и всячески дистанцировались от лиц более низких сословий. Поэтому и в брак они вступали только с представителями своего сословия.
This rule was only rare exceptions, for example, you can recall the love story of a noble aristocrat of count Sheremetev and serf actress Kovalyova-Zhemchugova, his future wife.


А поскольку благородных людей было, разумеется, гораздо меньше, чем неблагородных, очень многие дворяне состояли друг с другом в какой-то степени родства, порой, весьма близкой. В этих случаях резко возрастает вероятность различных генетических заболеваний у детей, приводящих к характерным изменениям внешности: тонким чертам лица, бледности кожи.

Судя по сохранившимся портретам многих представителей потомственных дворянских родов XVIII– XIX вв., а также начала XX в., им были свойственны такие черты лица, как тонкий нос, острый подбородок, тонкие губы и та самая пресловутая бледная кожа. Именно такие лица считались у дворян правильными.

Все ли дворяне обладали «породистыми» лицами



As genetic science arose only in the late nineteenth century, about the risks of closely related marriages just do not know.


Представители высшего сословия были все-таки живыми людьми, и ничто человеческое им не было чуждо. Как следствие, в дворянских семьях рождалось немало незаконных детей. Они наследовали семейные титулы, гербы, но получался приток свежей крови, со всеми генетическими особенностями, в том числе, и касающимися внешности.

Кроме того, Петр Первый дал возможность многим людям низких сословий стать потомственными дворянами. Для этого на военной службе достаточно было получить чин самого низшего, XIV класса, а на гражданской – VIII. В результате, благородное сословие вскоре значительно расширилось за счет выходцев из простонародья. В таких случаях говорить про «породистые лица» было просто смешно.