Определение внесценических персонажей таково: это персонажи, не участвующие в действии; образы которых создаются в монологах и диалогах действующих лиц. И автор драматургического произведения может вводить их в действие с самой различной целью.

В некоторых случаях такие персонажи, даже не появляясь на сцене, могут играть определяющую роль во всем ходе событий. Так, например, в комедии Гоголя «Ревизор» внесценическим персонажем является сам ревизор – настоящий чиновник, присланный из Петербурга, на сцене так и не появляется, но именно ожидание его визита запускает всю цепочку событий, от начала и до знаменитой финальной немой сцены, когда «приехавший по именному повелению из Петербурга чиновник требует вас сей же час к себе».

Кстати, именно незримость фигуры ревизора позволяет финалу пьесы быть таким грандиозным: здесь жители города имеют дело не с живым человеком из плоти и крови, а Судьбой, Роком, символом правосудия и возмездия, ожиданием и неизвестностью. В качестве другого примера внесценического «двигателя событий» можно привести Командора из «Каменного гостя» – знаменитой пьесы Пушкина, входящей в цикл «Маленькие трагедии».

Но внесценические персонажи не обязательно оказывают влияние на фабулу: они могут привлекаться автором и для создания своего рода «фона» для действия пьесы. И при его помощи драматург может более полно раскрыть характер действующих лиц, подчеркнуть проблематику произведения, заострить внимание на нужных ему моментах.

Так, например, в комедии Грибоедова «Горе от ума» действует множество внесценических персонажей, которых можно подразделить на несколько групп. Так, Фома Фомич или Максим Петрович, а также другие убежденные сторонники крепостничества, Татьяна Юрьевна, княгиня Марья Алексеевна, девка-арапка – точными мазками рисуют картину современной Грибоедову крепостнической России и дворянской Москвы. Упоминаемые в разговорах люди, близкие Чацкому по духу и устремлениям (двоюродный брат Скалозуба или князь Федор, племянник Тугоуховской) подчеркивают, что Чацкий – не одинок, его можно рассматривать как одного из типичных представителей «новых людей». Таким образом межличностный конфликт превращается в конфликт социальный, а у зрителя складывается достаточно полная и подробная картина общественной жизни России того времени.

При этом то, как и в каком контексте упоминаются внесценические персонажи в пьесе «Горе от ума», позволяет сделать выводы и о характере действующих лиц. Например, знаменитое фамусовское восклицание «Ах, Боже мой! Что станет говорить княгиня Марья Алексевна?» красноречиво свидетельствует о том, что говорящий чрезмерно зависим от мнения «авторитетных в обществе людей».

Внесценические персонажи в пьесе Чехова «Вишневый сад» также создают социальный фон, но он имеет несколько другой характер. Число внесценических персонажей здесь больше чем в два раза превышает число действующих лиц (их в пьесе около 40 против 15 героев, находящихся на сцене). Это и отец Лопахина, и утонувший мальчик Гриша – сын Любовь Андреевны, и родители Раневской, и ее парижский любовник, и тетушка Ани, у которой хотят попросить денег… Эти люди так или иначе связаны с имением, и так или иначе влияют на жизнь и судьбу действующих лиц. Это и придает событиям, происходящим на сцене «эффект реальности», расширяет художественное пространство и время, создает особую «чеховскую» атмосферу лиризма.

«Вишневый сад» внешне бессобытиен – все события происходят за пределами сценического пространства, и даже ключевое событие – продажа имения – «внесценично». Мы не видим его, мы только слышим о нем. Это переносит акцент с события на переживание события, чувства, воспоминания, ожидания. И внесценические персонажи позволяют ярче проявиться всем этим «подводным течениям» пьесы. Их судьбы вызывают живую эмоцию, они символизируют прошлое героев (как Гриша или отец Лопахина), уходящую эпоху (старые слуги), несбыточную надежду (тетушка Ани), страдание (мать Яши) и многое другое. И все это в сумме и создает неповторимую щемящую атмосферу чеховской драматургии.