Зимой 1955, в празднование Нового 1956 года в Самаре (бывший Куйбышев), произошёл удивительный, необъяснимый наукой, случай. Обидевшись на парня, молодая девушка Зоя схватила с полки икону Николая Чудотворца и стала кружиться с ней по комнате.

Она заливалась смехом, и была не совсем трезва – друзья, приглашённые на новогоднюю ночь, попытались утихомирить подругу и забрать икону, но Зоя продолжала танцевать, сказав, что раз милый не пришёл, она будет танцевать со святителем Николаем.

Парень Николай, с которым девушка познакомилась за день до Нового года, так и не пришёл, хоть и обещал. У всех девушек были кавалеры, и только Зоя была одна. Именно это заставило ее пойти на богохульский поступок.

На просьбы поставить икону на место, Зоя опрометчиво заявила – «А что будет? Пускай Бог, если он существует, накажет за это».

То, что произошло дальше, вызвало ужас у гостей.

Зоя прижала икону к груди и застыла на месте, словно статуя: руки и ноги окаменели, глаза не моргали, не было слышно дыхания, но сердце в груди билось.  Сдвинуть девушку с места было невозможно.

Друзья попытались вытащить икону чудотворца из рук девушки, но ничего не получилось. Испуганные, они убежали из дома.

В окаменелом состоянии Зоя Карнаухова пробыла с 31.12. 1955 года до 6 мая 56 года (128 дней). Всё это время врачи пытались привести её в чувство, но ничего не получалось. Учёные сравнивали её состояние с кататоническим синдромом, при котором развиваются расстройства двигательной системы.

Превратившись в статую, Зоя Карнаухова продолжала жить. О случившемся узнали все в округе и старались обходить дом богохульницы стороной, даже милиция боялась ступать за порог. Священники тоже не могли вывести девушку из ступора.

В один день к Зое пришёл Серафим Тряпочкин – архимандрит Русской православной церкви, настоятель Свято-Николаевского храма (посёлок Ракитное), который смог забрать икону из рук девушки, сказав, что она придёт в себя на Пасху.

На третий день христианского праздника Зоя Карнаухова вновь смогла двигаться и в этот же день умерла. Икона, которую смог забрать Серафим – исчезла, а настоятель умер через 2 недели.

Из непроверенных источников утверждают, что когда Зою спросили, как она смогла жить без еды и воды, она ответила, что её кормили голуби – символы Святого Духа. Таким образом, она заслужила прощение Господа.

Дом тщательно охраняли, но по рассказам, внутрь смог пробраться седой старик, которого не смогли найти. Он спросил девушку «не устала ли стоять, милая?» и исчез. Считают, что это был сам Николай Чудотворец.

Как было известно, мать Зои была очень набожной женщиной, и запрещала дочери гулять на рождественский пост и распивать спиртное. Но Зоя была своенравной и лёгкой на подъём.

И всё же, нет сведений, достоверно доказывающих то, что история была реальной. По зафиксированным документальным данным, было установлено, что к дому окаменевшей девушки приходили люди, а там, где люди – всегда сплетни.

Кто-то слышал, как одна старуха сказала про окаменевшую девушку, и подхватил слух. По проверке утверждают, что в доме никто не плясал, и живёт там какая-то старуха.

В одной из газет было напечатано опровержение случаю, будто вся история выдумана женщиной.

С научной стороны было вынесено предположение, что Зоя впала в кататонический синдром, который вызвал серьёзные осложнения.

В «Московском комсомольце» также была напечатана опровергающая информация об окаменевшей девушке: якобы историю выдумала хозяйка дома Клавдия Болонкина.

Ещё одна женщина заверяла, что в доме была гулянка, и когда Зоя отплясывала с иконой, к ней подошла монахиня и сказала, что «за такое богохульство обернёшься столбом соляным».

Верить или нет – дело каждого, но в память об этом случае в Самаре на улице Чкалова установили памятник.