Керченский теракт – запланированное действие или дикая прихоть сумасшедшего?

Среда – день недели, ничем не отличающийся от любого другого дня. Собираясь на пары, ни один из студентов не мог предположить, что этот день превратится в реальный фильм ужасов, принесет море боли и для многих станет роковым. Решающий взрыв произошел ровно в 11 часов 45 минут, незадолго до звонка на пару. До этого момента Владислав Росляков был обычным студентом. Размеренной, слегка вальяжной походкой он зашел в колледж, прошел по коридору, присел на лавочку и перекинулся несколькими словами с парнем. Никто не придал значения тому, что за его плечами кроме рюкзака была увесистая сумка (в которой находилась самодельная бомба). Будущий убийца вел себя спокойно. Перед тем, как приступить к расстрелу, он зашел в туалет, надел стрелковую перчатку и снял куртку, чтобы не мешала. В 11:43 Владислав Росляков начал убивать. Убийца стрелял по людям из ружья, как по неодушевленным предметам. По записям с видеокамер складывается впечатление, что парень находится в состоянии аффекта – все движения слишком отточены и местами развязны, словно он переиграл в компьютерные игры и позирует для камер. Всё происходящее напоминает игру, вот только игра стоит человеческих жизней. Убийца продолжает стрелять. От испуга люди прыгают из окон. Уже через две минуты Росляков идет в столовую и взрывает там самодельную бомбу. Еще через пару минут он поднимается на второй этаж в библиотеку и убивает себя.

Что было до?

В июле этого года Росляков ездил в Симферополь, чтобы сдать стрелковый экзамен. При медосмотре не было выявлено никаких отклонений (возможно, парень не проходил осмотр у нарколога и психиатра). Бомбу убийца сделал сам, даже не потрудившись удалить улики с компьютера. За 5 суток до трагедии Владислав Росляков приобрел патроны. В этот момент в охотничьем магазине кроме продавца были другие покупатели и полицейский. Парень вел себя не совсем адекватно, выглядел слегка заторможенным и нервничал, но это не стало причиной для отказа в покупке. Патроны в количестве 150 штук Владислав все же получил. Откуда у бедного студента деньги на патроны? Утверждают, что Владислав Росляков украл деньги у своей бабушки (бабушке 76 лет). Бабушка узнала о пропаже денег в день теракта. Ружье в доме имелось и, по пьяным заверениям отца Рослякова, которым местные жители не придавали значения, хранилось в надежном месте. Отец Рослякова – бывший воин-«афганец», хронический алкоголик, отличавшийся нездоровой агрессией. Соседи просто не верили пьяным россказням мужчины и старались избегать его.

Владислав воспитывался строго: его мать являлась приверженкой религиозной секты «Свидетели Иеговы» (запрещена на территории РФ) и запрещала сыну жить простой мальчишеской жизнью, даже обычные кинофильмы были под запретом. Ребенок был вынужден посещать секту вместе с матерью. Позже его злоба вымещалась на животных.

Книги, посвященные «Свидетелям Иеговы», пытались сжечь после теракта, но следы были замечены.

Самодельную бомбу Росляков не раз проверял на заброшенном пустыре, на том месте, где когда-то были мастерские. По опросам жителей, многие слышали взрывы, но не обращали на них внимания. Там же убийца сжег свои детские фото и вещи, которые были ему дороги.

Кто-то считает, что парня зомбировали, а человек, с которым он разговаривал в коридоре перед началом расстрела, причастен к трагедии. Число убитых доходит до 50 человек. Мог ли простой студент совершить столько убийств за такой короткий отрезок времени? Возможно, что он действовал не один. Эта версия не доказана, но имеет место. Что могло послужить толчком к убийствам? Посмертная слава, сумасшествие? В любом случае, Владислав Росляков не будет вызывать восхищение. Даже близкие не выявили желания забрать тело после экспертизы. Самоубийство на камеру – способ избежать ответственности за содеянное, обычная трусость и слабохарактерность. Чего бы ни хотел добиться Владислав Росляков, у него этого не получилось. Собаке – собачья смерть.

Сейчас керченский теракт переквалифицировали по статье «убийство», сославшись на психическое расстройство студента. Но так ли это на самом деле? Кто знает, может, что-то пошло не так, и масштабный захват заложников попросту сорвался.