В том же, 1975 году, была создана музыкальная сказка «Новогодние приключения Маши и Вити», где Боярский сыграл роль одного из представителей свиты Кощея Бессмертного – кота Матвея. Интересно, что и в дальнейшем режиссеры известных киносказок видели в нем вовсе не прекрасного принца, а обаятельного злодея. Так, в советско-румынском фильме «Мама», представляющем собой осовремененную музыкальную версию известной сказки «Волк и семеро козлят», актер исполнил роль Волка, а в проникновенной сказке Надежды Кошеверовой «Как Иванушка-дурачок за чудом ходил» - совестливого конокрада.

Романтическое дарование Михаила Боярского открыл выдающийся режиссер музыкального кино Ян Фрид, пригласивший его на роль Теодоро в экранизации пьесы Лопе де Веги «Собака на сене». Интересно, что первоначально Боярский должен был играть второстепенную роль маркиза Рикардо, впоследствии сыгранную Николаем Караченцевым. На главную роль пробовались уже получившие признание актеры Олег Даль и Олег Янковский. Однако жгучий брюнет Михаил Боярский, обладавший, к тому же, весьма оригинальным вокальным даром, как никто другой подошел на роль влюбленного испанца.

Именно с «Собаки на сене» началась невероятная популярность актера, прежде всего – в качестве романтического героя. В этом амплуа Боярский выступил и в фильме Светланы Дружининой «Сватовство гусара», где сыграл влюбленного гусара Налимова. Но подлинным взлетом в творческой биографии актера стала роль Д’ Артаньяна в фильме Георгия Юнгвальд-Хилькевича «Д’ Артаньян и три мушкетера».

Нельзя не отметить, что и здесь актеру первоначально предлагалась совсем другая роль. Он должен был сыграть главного врага юного гасконца – графа Рошфора, на роль Д’ Артаньяна был утвержден не менее талантливый молодой актер Александр Абдулов. Однако, увидев горящие глаза и черные усы Михаила Боярского, Юнгвальд-Хилькевич понял, что перед ним – истинный Д’ Артаньян. В дальнейшем актер еще трижды сыграл Д’ Артаньяна – в фильмах Юнгвальд-Хилькевича «Мущкетеры 20 лет спустя», «Тайна королевы Анны, или Мушкетеры 30 лет спустя» и «Возвращение мушкетеров». К сожалению, ни одному из них не удалось повторить успеха первого фильма.

С годами Михаилу Боярскому все чаще стали доставаться роли отрицательных персонажей. Правда, некоторые из них были не лишены обаяния и благородства. К примеру, бандит Черный Джек из комедии Аллы Суриковой «Человек с бульвара Капуцинов» в финале становится верным рыцарем «синематографа» и другом благородного мистера Феста. А французский шпион де Брильи из фильмов Светланы Дружининой «Гардемарины, вперед!» и «Виват, гардемарины!» погибает, заслоняя от пули любимую женщину.

Однако в фильмографии актера появились и роли откровенных злодеев. Среди них – малодушный предатель Фернан в фильме Георгия Юнгальд-Хилькевича «Узник замка Иф», негодяй и лицемер Тартюф в созданной Яном Фридом экранизации одноименной комедии Мольера, отвратительный убийца Морвель в телесериале Александра Муратова «Королева Марго».

Последним подлинно романтическим персонажем в исполнении Михаила Боярского стал благородный разбойник Сезар де Базан в музыкальной комедии когда-то открывшего новую звезду Яна Фрида «Дон Сезар де Базан». Пожалуй, этот фильм стал завершением романтической эпохи не только для актера, но и для российского экрана в целом.