Всем желающим места на автомобильном рынке кризисной России не хватит. Это было ясно еще в прошлом году, когда ушел Seat, прекратились продажи Dodge. Аналитики предрекали проблемы французам из Peugeot и Citroen, не были уверены в будущем Suzuki и Subaru.

 

Но первым  из крупнейших игроков сдался General Motors. До конца 2015 года концерн свернет свою деятельность в России, и мы лишимся всех автомобилей Opel и Chevrolet. Останется только бренд Cadillac и три модели Chevrolet: Tahoe, Camaro, Corvette. Ну и Chevrolet Niva, потому как внедорожник выпускается на совместном предприятии в Тольятти.

 

На следующий день после GM о заморозке поставок машин в Россию объявил корейский производитель SsangYong. Все компании приняли такое решение из-за низких продаж. У Opel в январе-феврале 2015 года они упали на 82% по сравнению с тем же периодом 2014 года. У Chevrolet – на 71%. SsangYong потерял 61% клиентов. Такое падение значительно ниже рынка – ведь общий объем продаж легковых автомобилей в России с начала года снизился не так катастрофично – на 37,9%.

 

И в ближайшее время ситуация не исправится. Йорг Шрайбер, председатель Комитета автопроизводителей АЕБ, говорит, что «несколько следующих месяцев будут очень тяжелыми, продажи еще не достигли своего дна». Центробанк прогнозирует дно кризиса на I квартал 2016 года. После него, по мнению главы ЦБ РФ Эльвиры Набиуллиной, должен бы начаться восстановительный рост. Но судя по всему, не все автопроизводители верят этому прогнозу.

 

Иначе, зачем стал GM вкладывать 600 млн. долларов в сворачивание бизнеса в России? Ведь это в два раза больше инвестиций в завод в Санкт-Петербурге, который будет теперь законсервирован. Цена ухода с рынка сопоставима с общим объемом инвестиций GM в России. Такое дорогое решение американские бизнесмены вряд ли стали бы принимать, полагай они, что наша экономика восстановится в 2016 году. Так что сомнительно, что массовые модели GM скоро к нам вернутся.

 

Концерн уже начал договариваться со своими сотрудниками об увольнении. А оставшиеся на складах машины, которых довольно много, GM распродает с огромными скидками. Покупать их можно без опаски – генеральный директор Opel Group Карл-Томас Нойманн заверяет, что «мы будем продолжать исполнение гарантийных обязательств, а также поставку запчастей и сервисное обслуживание».

 

Opel, Chevrolet и SsangYong – далеко не единственные проигравшие в борьбе за клиента в начале этого года. Спрос на машины Ford упал на 70%, Honda – на 86%, Peugeot – на 81%, Citroen – на 78%. Эти компании, впрочем, покидать российский рынок вроде бы не собираются.

 

А долю рынка Opel и Chevrolet займут те, кто производит в России машины с высоким уровнем локализации. Лучшая локализация у тех иномарок, которые разрабатывались специально для российского потребителя. Это, например, Kia и Hyundai, Nissan Sentra и Tiida из Ижевска.

 

К сожалению, все хорошо локализованные машины предлагаются с ограниченным набором двигателей, трансмиссий и опций. На них нет какого-то суперсовременного высокотехнологичного оборудования – его просто невыгодно поставлять в Россию, тем более сейчас. А одновременно производители отказываются от ввоза в Россию тех или иных версий автомобилей иностранного производства, не пользующихся большим спросом.

 

Вот и получается, что кризис серьезно ограничит нас в выборе машины. Автопарк страны будет становиться все более однообразным. Грубо говоря, в России останутся в основном только те самые хорошо локализованные массовые модели и премиум-сегмент.

 

Дорогие машины сейчас пользуются все большим спросом. Растут продажи у Mercedes-Benz, BMW, Lexus, Porsche. Эти компании поднимали цены наравне с другими, подтягиваясь за курсами валют. Но их клиентам лишние 200-300 тыс. рублей погоды не делают, так что состоятельные люди продолжают покупать автомобили.