Впервые образ ведьмы возникает у Гоголя в одной из самых страшных повестей цикла «Вечера на хуторе близ Диканьки» - «Вечер накануне Ивана Купалы». Старая ведьма, которая появляется в купальскую ночь, больше напоминает Бабу Ягу. Ее морщинистое лицо похоже на печеное яблоко, а тело согнуто в дугу. К тому же ей присущи черты оборотня и вурдалака. Она выбегает на лесную поляну в облике большой черной собаки, затем превращается в кошку и лишь после окрика своего приятеля Басаврюка принимает обличье уродливой старухи. Поступки ведьмы ужасают своей жестокостью: сначала она насыщается кровью несчастного маленького Ивася, а затем лишает жизни Петра – главного героя повести.

Ведьма из другой повести цикла – «Майская ночь, или Утопленница» - типичная злая мачеха из народных сказок. Румяная белокожая красавица выходит замуж за богатого сотника и, превратившись в черную кошку с железными когтями, пытается задушить свою юную падчерицу. Когда же замысел не удается, ведьма обманом заставляет мужа прогнать родную дочку из дома, тем самым подтолкнув ее к самоубийству.

Пожалуй, самая симпатичная из гоголевских ведьм – Солоха из знаменитой «Ночи перед Рождеством». Как и положено уважающей себя ведьме, она летает ночью на метле и творит различные пакости: принимает облик домашних животных, пугая деревенских баб, ворует молоко у коров и даже крадет с неба звезды в рождественскую ночь. Однако главная цель Солохи состоит в другом. Сорокалетняя красавица очаровывает всех местных козаков: от зажиточного вдовца Чуба до самого головы.

Завершив «Вечера на хуторе близ Диканьки», Гоголь возвращается к теме нечистой силы в повести «Вий», вошедшей в его следующий цикл – «Миргород». Именно здесь писателю удалось создать самый многогранный и зловещий образ ведьмы. Прекрасная молодая панночка с длинными ресницами и роскошной косой превращается то в уродливую старуху, то в огромную собаку, пьет человеческую кровь и губит неразумных парубков. Не успокаивается она и после смерти, поднимаясь из гроба и призывая всю знакомую ей нечисть, чтобы отомстить ставшему невольным виновником ее гибели Хоме Бруту.

Существует версия, что великий писатель побаивался женщин, хотя и не был равнодушен к их красоте. Возможно, именно поэтому он нередко изображал их в образах коварных, жестоких и в то же время очаровательных ведьм.