Этому учит старинный костюм, где рисунок всегда работал на образ, был в ладу и с силуэтом, и с объемом платья. Полистаем учебник историй костюма. Пройдемся по страницам истории. Готика: все формы костюма и облика вытянуты вверх и предельно сужены, линии силуэта простые и жесткие. И рисунок — на гладком фоне как бы процарапанные иглой или выложенные из проволоки редко разбросанные простейшие мотивы ромбов, треугольников, сухо и геометрически правильно изображенные растения. Здесь нельзя представить полнокровного живого разбега цветов. Все строго, кратко и как бы выхолощено — в гармонии с идеалами сурового аскетизма. В период Возрождения силуэт становится могучим — тяжелая ткань, тяжелые складки и вытканные золотом огромные — всего одной хватит на лиф — семилепестковые розы. Величина рисунка, округлость очертаний, выпуклость — все вторит идеалу физического великолепия. Другая картина — рококо. В моде женщина-куколка, нежная и легкая, и следовательно, рисунок нежнейших расцветок: виртуозно исполненные акварельные букеты цветов, ряды узких полос вперемежку с цветочными гирляндами. Цвет, тонкий рисунок — все мелкое, изящное, игривое.

Начало XX века, стиль модерн. Идеал — образ одухотворенности: огромные глаза, поднятая кверху пышная прическа, платье — стекающее, из легких тканей. Узор скромный, нежный, не отвлекающий от главного в облике — одухотворенности лица, глаз. Это мелкий горошек, крохотные, как маковые зернышки, крапинки, точечки, тончайшие веточки.

20-е годы — «индустриальный» образ, где ведущий силуэт — прямоугольное платье-рубашка. И рисунок — одна геометрия: ромбы, прямоугольники, горох. Отделки — прямые бейки, геометрические вставки. В 30-е годы этот образ сменяется резко противоположным — женственным, с длинными, почти до лодыжек платьями, с плавным силуэтом и пластичными тканями. И тут же меняется рисунок. В мягкой цветовой гамме затейливый узор из мелких цветов — гибкий и лиричный, как само платье.

Мини-мода, 60-е годы. Самое эффектное платье в эту пору отличается узором настолько крупным, что одного мотива хватало на целое платье. Понятно, ведь само платье — всего лишь крошечная распашонка свободного, расклешенного силуэта, а крупный узор, заключенный в маленькую форму, стремится как бы выйти за ее пределы и зрительно еще более сокращает ее.

Итак, наверно, достаточно понятно, насколько язык рисунка многоречив и выразителен. Как же пользоваться им в современной моде? Сегодня, когда главное слово — стиль, важно, чтобы стиль рисунка подкреплял стиль платья. И здесь полезно знать, что все узоры делятся на два типа. Один из них — статичный. Мотивы здесь симметричные, расположены в строгом прямоугольном или шахматном порядке. Чаще всего это узоры, мотивы — геометричные. Они требуют той же строгости в построении фасона. Из «шашечки», например, не годятся оборки, крылышки, клешевые юбки, округленные линии швов. Все края деталей должны кроиться по прямой, параллельно линии направления рисунка, поэтому желателен геометрически точный силуэт, юбки будут лишь прямыми или в складку, воротники и карманы — прямоугольной формы. Такие ткани чаще всего бывают двухцветными, а здесь особенно хороша отделка в тон рисунка, подчеркивающая конструкцию: строчка, кант, бейка, пояса, тесемки у ворота.

И второй вид рисунка — динамичный, живой, где узоры свободно разбросаны по ткани. Он, напротив, не «в своей тарелке», если заключен в геометрические, строгие формы кроя. Его ущемляет любой лишний шов. Особенно по спинке, который вообще считается просто браком. Линии силуэта — в гармонии со стилем узора. Чем крупнее, живее рисунок, тем привольнее должно ему быть в платье. Где он получит эту волю — в клещевой юбке, в щедро собранном рукаве, в лифе с напуском, — решит конкретный фасон.

Если узор крупный, настройтесь сразу на то, что в этом случае вас будет украшать не фасон, а сам яркий, эффектный кусок ткани. Покупают такой ткани с запасом.

Как нужно быть осторожным, если в облике необходимо что-то «подправить», сгладить, стушевать! Молодая полная женщина присматривается к ткани в шарообразных бутонах. «Куда тебе, — отговаривает подруга. — В тебе же и так окружного достаточно».

Приложили к ней ткань. Лицо и вправду стало казаться круглее, фигура плотнее. Попробовали другую — в мягких разливах акварели, однако в ней фигура показалась бесформенной и расплывчатой, как сама ткань. Но вот нашли наконец: легкие контуры веточек с направлением по вертикали. И произошло чудесное прекращение — исчезла вся «круглота», женщина стала подтянутой и стройной.

Вы, конечно, отметили, что в истории костюма дважды повторялся крупный узор: когда нужно было придать фигуре монументальность, еще больший объем и во времена мини-моды.

Женщине сухощавой, с заостренными чертами лица лучше отказаться от всего жесткого, заостренного в рисунке. Не следует, конечно, полностью отказываться от доминанты своей внешности, иначе будет потерян стиль образа. Но пусть это будет не просто узкая полоска, а полоска, чередующаяся с растительным орнаментом, что смягчит ее. Горох — более мелкий, округленные чашечки цветов с острыми листьями и т. п.