Одно время в магазинах было много броского крепдешина в алых маках. Мне он казался неудачей художника — на женщинах, что встречались на улице, он слишком «кричал», а потому выглядел аляповато. Но вот встретилась одна, по всему украинка, — смуглая брюнетка с большими карими глазами. И каким же прекрасным обрамлением яркой внешности женщины оказалась эта ткань! Ее яркость была «на равных» с красками облика. Как-то сама собой возникает гармония, если женщина-южанка будет в платье с узорами южных, тропических цветов — магнолии, орхидеи, пионов, крупных алых роз. Но сила образа мгновенно потухнет, окажись она в окружении лиричных мотивов северной природы, где тон более приглушенный, в цвета подмешан серый. Скромные веточки льна, мелкий цветочек ивановских ситцев, напротив, выявят тонкость облика женщины русоволосой и сероглазой. Здесь более сложная цветовая гамма, собранная на основе голубого, серого, охры.

Сегодня встречается много узоров, заимствованных из культуры разных стран. Восточный геометрический орнамент, сочный и контрастный, более всего украсит женщину с восточными чертами лица. И навсегда останется чуждым, например, полноватой белокожей блондинке. Батик — расплывшаяся неровными пятнами ткань — пришел к нам из костюма народов Африки. Так и останется он самым эффектным на стройной женщине с четкими очертаниями хорошо загорелого тела. А ярмарочно-яркие декоративные узоры с японского кимоно как раз подчеркнут своеобразие облика белокожей брюнетки.

Часто можно видеть, как женщины покупают одну и ту же ткань сразу на два платья. Но ведь мы такие разные. Представьте, мать и ее взрослая дочь — в одинаковой ткани. Кто-то из двоих непременно останется в проигрыше. Но если небольшие, спокойные, более сложные узоры наиболее гармоничны облику женщины, которой за сорок, девушке они неминуемо сообщат старообразность. Духу молодости во всей одежде ближе ясность, смелость, контрастность, а самому возрасту — легкость, нежность, наивность. Появись же ее мать в платье с незабудками, полевыми колокольчиками, всегда напоминающими нам о чем-то милом, хрупком, бесконечно юном, они тут же невыгодно оттенят степенность зрелого облика.

А вот немного грустная история. Одна моя знакомая вышла на пенсию и решила приодеться, пошить платья, костюмы из отрезов, что годами копились в шкафу, до которых раньше как-то не доходили руки. Разложила она их перед собой и растерялась. Да как же она будет носить вот этот красный с черными разводами или тот, другой, с узором величиной с тарелку? Опоздала. И не ткани устарели, а образ изменился. Только и выбрала — белое в серую полоску, как раз к седине и к замедленной с возрастом походке. Не давайте залеживаться тканям. И не уговаривайте себя, что, купленная лет десять назад, будет вас сегодня молодить.