Сюжет картины


Композиция содержит множество мелких деталей и три крупных: трое охотников расположились на привале после удачной охоты и ведут разговор, а на переднем плане красуются охотничьи атрибуты и добыча (заяц, куропатки). Самый живой персонаж картины – пожилой опытный охотник, рассказывающий друзьям какую-то историю. По мимике более молодого охотника на заднем плане видно, что он не больно-то верит рассказу, зато третий слушает со вниманием новичка, готового довериться возрасту и опыту.

Примечательно также сочетание в полотне жанровой бытовой картины жизни с пейзажем и натюрмортом. Последний представлен в виде охотничьих вещей.


Общий настрой картины, несмотря на вечерние сумерки, мрачное небо и окружающее охотников болото, передает легкость и разухабистость русского простого мужика, любителя приврать и покрасоваться перед друзьями.

История создания


Ко времени написания картины Перов уже отошел от привычных его творчеству печальных картин народной жизни (на это повлияло общее разочарованное настроение интеллигенции и трагедия в семье), и «Охотники…» получились просто анекдотическими по сравнению с предыдущими его произведениями. Будучи же страстным любителем охоты, художник не раз в своей жизни видел подобные сцены, сам был участником всяких веселых баек, пересудов и небывалых рассказах об охоте, поэтому не удивительно, что картина вышла очень живой.
Оригинал картины хранится в Государственной Третьяковской Галерее в Москве. В 1877 Перов создал копию, которая хранится в Государственном Русском музее, г. Санкт-Петербург.

Критика


Современники по-разному отнеслись к работе. Салтыков-Щедрин критиковал ее за излишнюю наигранность лиц, а Стасов высоко оценил картину и даже сравнил ее с охотничьими рассказами Тургенева. Достоевский в своем дневнике упоминал о картине в следующих выражениях: «Картина давно уже всем известна: "Охотники на привале"; один горячо и зазнамо врет, другой слушает и из всех сил верит, а третий ничему не верит, прилег тут же и смеется... Что за прелесть!.. Мы ведь почти слышим и знаем, об чем он говорит, знаем весь оборот его вранья, его слог, его чувства».