История монастыря Шаолинь



Монастырь на горе Суншань стоит с начала V века, построенный еще последователями даосизма. С 450 года монастырь принадлежал буддистам, но переломный для его истории момент произошел в 530 году, когда в стенах монастыря остановился Бодхидхарма, буддистский патриарх, который научил монахов особенным техникам медитации и оздоровления организма, а также в корне изменил их практики буддизма. Индийские учителя приезжали в Шаолинь, чтобы передать лучшее из своих знаний, что привело к расцвету монастыря как культурной сокровищницы центрального Китая.


В 1928 году в храме уже не осталось мастеров уникального искусства, а после разрушительного пожара, послушники и монахи жили на руинах. К счастью, власти Китая озаботились сохранением его наследия и сумели отыскать потомков и учеников мастеров Шаолиня, и вернуть монастырю его былую славу.

Боевые искусства



У истоков знаменитой школы боевых искусств Шаолиня стоит комплекс «рука архата», разработанный Бодхидхармой специально для этого монастыря. Уединенное расположение, необходимость защищаться от зверей и лихих людей, вынудили его создать собственную боевую технику, основанную на движениях животных, птиц и насекомых, и использующую простое оружие – цепь, меч, палку.

Со временем в стенах Шаолинь сформировалось боевое искусство ушу, а кунфу Шаолиня стало считаться лучшим в Китае: ушу Шаолиня сливалось с философией чань-буддизма, используя совершенствование тела как метод совершенствования души.

Жизнь монаха Шаолинь



К кунфу обращаются, чтобы усмирить свои человеческие пороки и достичь гармонии: на первом месте у шаолиньского монаха – медитация. Каких бы успехов в боевом искусстве он не достиг, ему категорически запрещено лишать жизни живых существ и использовать свои умения в угоду самолюбию, гордости, гневу.

Утро монаха начинается раньше рассвета, с медитации и пробежки к «пещере Дамо» - спуск с горы, подъем обратно, и под звуки колокола, начинаются утренние практики. В течение дня лекции о духовном просветлении, обсуждение вопросов религии и трудностей жизненного пути перемежаются тяжелыми тренировками, медитацией, приемом пищи в общем зале, спаррингом с равными себе.

Настоятели монастыря часто посылают лучших монахов «в мир», приветствуют туристов и новых послушников: но на внутренние распорядки монастыря это не влияет, а отбор учеников у мастеров Шаолиня по-прежнему очень строг. Человека без добродетели и трудолюбия ни один шаолиньский учитель не возьмет к себе в ученики.