Это только кажется, что беда сваливается внезапно. Все начинается незаметно и обыденно. Юноша или девушка выросли, у них появилась своя жизнь. Они все меньше и меньше времени проводят в семье. Совсем не общаются с родителями, у них образовался свой круг общения, в который взрослые не допускаются. Кажется, что так и должно быть.

И вдруг, как гром среди ясного неба, сыплются неожиданности. Это могут быть отдельно взятые проблемы или все сразу в комплексе.


Например, проблемы с правоохранительными органами или пропажа ценных вещей из дома. Это уже явный признак того, что человек ищет средства для приобретения наркотиков и использует для этого все доступные ему легальные и криминальные способы.

Или наблюдаются резкие перепады настроения, неадекватность поведения, истерические припадки на ровном месте. Как правило, попытки вызвать на откровенный разговор результата не приносят.

А уж судороги, начавшиеся на глазах близких, и диагноз медиков неотложки становятся таким ударом для родителей и близких, что они теряются, не понимая, что им следует предпринять, чтобы спасти человека, как вернуть его к нормальной жизни.

Действительное положение вещей, как оно есть



Никакие посторонние усилия не возымеют успеха, если наркоман сам не захочет лечиться и вернуться в нормальную жизнь. Ни угрозы, ни уговоры, ни подкуп не заставят его начать трудный путь к выздоровлению.

Специалисты наркологи и психиатры говорят, что для наркомана нет душевной или кровной привязанности, нет любви, нет чувства долга перед кем-либо или чем-либо. Весь мир у них делится на тех людей, которых можно использовать в собственных целях и которых использовать нельзя.

Родители, особенно мать – это самый благодарный инструмент для эксплуатации на полную катушку. В любом случае не даст пропасть: вызовет скорую, уговорит врачей забрать в больницу, продаст последнее, выкупит из полиции, избавит от долгов и кредиторов. Можно даже пообещать, что вот в этот раз уже точно берешься за ум: лечишься, начинаешь учиться и работать.

На самом деле, верить таким обещаниям не стоит и обольщаться тоже. Только в тот момент, когда наркоману плохо, он сам верит, что выполнит свои посулы.

Ситуации однотипные: выкарабкаться из уголовного дела, снять симптомы ломки, избавиться от кредиторов. После того как угроза минует, болезнь возьмет свое, и наркоман найдет способ получить свою дозу.

Наркотики сильнее намерений, и нужна колоссальная сила воли, опирающаяся на помощь профессионалов, чтобы желание порвать с прежним окружением и начать новую жизнь стало действительностью. Наркотики разрушают личность. Найти в себе силы для борьбы с болезнью наркоману невероятно сложно.

Возможно ли в принципе возвращение наркомана к нормальной жизни



Врачи-наркологи говорят, что крайне редко принудительное лечение по инициативе родных, а не самого больного, приводит к желанному результату.

И, напротив, то, что наркоман пришел сам и проявил настойчивость, стараясь попасть на лечение, дает надежду на выздоровление и успешную реабилитацию в дальнейшем.

Известны случаи возвращения к нормальной жизни наркоманов со стажем через церковь. Пришедший за помощью к богу и получивший душевное и телесное излечение через искреннюю веру и немалые собственные усилия, бывший наркоман сам становится помощником и опорой для тех, кто решил завязать с пагубным пристрастием.

Заставить наркомана против его воли жить нормальной жизнью невозможно. Чем раньше близкие сумеют это понять, тем лучше будет для всех. Понимая, что никто не станет решать за него финансовые и прочие проблемы, он или выкарабкается из беды сам или пропадет окончательно. Переломить ситуацию насильственно не получится, даже если есть возможность запереть под замок и контролировать каждый шаг. Вырвавшись на волю, наркоман наверстает все упущенное в полном объеме.

Жизнь у каждого человека одна, она неповторима и ценна. Каждый делает собственный выбор и идет по ней собственной дорогой. Когда мать наркомана говорит, что это ее крест и она готова нести жертвы до конца своих дней, думает, что это ее долг перед людьми и богом, она ошибается. В глазах церкви это грех сродни самоубийству. Остается только молиться за неразумное дитя, но жить своей, а не его жизнью.