Такая точка зрения, стала распространенной во второй половине ХХ века. Активным ее популяризатором был Бенджамен Спок, по книге которого многие родители бросились воспитывать детей. Однако сейчас стало известно, что данная мера работает больше в фантазиях, чем на практике. Особенно на это стали обращать внимание тогда, когда стало известно, что сам сын Спока, воспитанный в духе этого учения, не хотел знать отца и впоследствии покончил с собой.

Увы, это правда. Дети, выросшие в слишком мягкой обстановке, намного уязвимее психически, чем те, кто периодически подвергался наказаниям. В близких к природе сообществах физические наказания являются привычным делом, и однако психическое здоровье, как у детей, так и у более взрослых членов этого общества, намного превосходит здоровье своих цивилизованных собратьев, воспевающих идеи ненасилия. И это несмотря на то, что жизнь этих людей намного жестче, нежели у жителей городов.

Нетяжелое физическое наказание вроде шлепка или оплеухи – наиболее распространенная мера воспитания среди этих людей. Да и у нас, было время, дети могли получить от сурового деда ложкой по лбу за непристойное поведение за столом. Впоследствии эти дети выросли и совершали чудеса, как в мирное время так и на войне, демонстрируя повсюду колоссальную жизненную стойкость.

И последние исследования, проведенные по всему миру, доказали, что осуждение физических наказаний, в частности и наказаний в целом, является изобретением современного общества, которое больше вредит, чем помогает.

В первобытных и родовых сообществах ничего подобного нет, поскольку эти люди более доверяют практике, чем туманным построениям цивилизованных фантазеров. Хотя, стоит отметить и то, что публичные наказания, как и зверские истязания, какие были в Европе в эпоху религиозного фанатизма (и которые по сей день практикуются в замкнутых религиозно-тоталитарных сообществах), там также не практикуются.