Возникновение идеи

Первым мысль об установлении Патриаршества на Руси публично высказал лично царь Федор Иванович. Произошло это при весьма интересных обстоятельствах.


В мае 1586 года в Москву прибыл Антиохийский патриарх Иоаким. То был первый визит духовного лица такого ранга. Никто из четырех восточных патриархов раньше в нашу страну не приезжал.

Встречали патриарха с великими почестями. 25-го июня Иоакима пригласили в царский дворец. По завершению официальной части аудиенции, обмена грамотами и дарами, царь пригласил патриарха отобедать. А до обеда, посетить на литургию, которую проводил в соборной церкви митрополит Дионисий.

Дионисий стоял посреди Успенского собора в полном облачении в окружении епископов, архимандритов, игуменов и прочего духовенства. Когда Иоаким направился к митрополиту, Дионисий сошел со своего места на целую сажень и первым благословил патриарха.

Действия митрополита на словах яснее выразил царь. Он сказал, что посоветовался с царицей Ириной и боярами и просит патриарха Иоакима посодействовать перед остальными патриархами «дабы устроить в нашем государстве Московском Российского патриарха».

Стоит отметить, подобную идею, вряд ли придумали царь или царица спонтанно. Мысль уже была широко распространена в среде образованных людей. Недоставало лишь подходящего случая выразить ее решительно.

Осуществление идеи

Нельзя сказать, что в Константинополе пришли в восторг от идеи. Несмотря на хлопоты патриарха Иоакима и непрерывно посылаемые милостыни и пособия, дело продвигалось ни шатко, ни валко.

Вскоре турецкий султан низверг Вселенского патриарха Феолипта. Престол в третий уже раз занял вызволенный из опалы Иеремия II.

Константинопольская патриархия испытывала тогда серьезные финансовые затруднения. Дабы их поправить, Иеремия решился на путешествие в Россию.

К недоумению русских, он не привез грамоту об учреждении патриаршества, чего они так ждали. Потому к первосвященнику отнеслись с подозрением. Хотя и поселили его в роскошных условиях. Но ограничили его контакты с внешним миром.

Переговоры шли долго. Наконец, примерно через полгода, Иеремия выразил желание остаться патриархом в России. Однако царедворцы предложили ему кафедру в древней столице, исконном центре российского христианства, Владимире. Одновременно ему внушили, дескать, Владимир - «страшная дыра». Хуже того места, где султан держал его в ссылке.

Патриархом во Владимире Иеремия быть не захотел. Согласился исполнить царскую волю и нарек патриархом Московским митрополита Иова. А сам, получив богатые дары, благополучно убыл в Константинополь.