Приверженцы старого слога



Обе стороны занимали крайние позиции в разгоревшемся споре. Представители «Беседы» исходили из понимания Российского языка как исконно-русского, отвергая все западные заимствования. Члены этого сообщества были ярыми приверженцами эпохи классицизма. Они словно пытались законсервировать русский язык, сохранить его в первозданном виде, исключить из языка даже те заимствования, которые уже прочно прижились и не воспринимались как «чужеродные». Однако эта позиция была чересчур консервативной.


Если исходить из их понимания, надо было заковать живой, динамично-развивающийся язык в стальные оковы и скрыть за занавесом. Это как превратить в чучело прекрасного орла, чтобы запечатлеть мощь его крыльев в полете. Однако жизнь при этом уходит, а красота становится мертвой. И все же рациональное зерно в суждениях этого литературного сообщества есть. Бездумно использовать в речи огромное количество заимствований, утяжеляя ее этим, также не является правильным. Во всем должна царить гармония.

«Арзамасцы»



Представители «Арзамаса» также в корне отвергали идеи своих оппонентов, делали выпады в их адрес в виде насмешливых эпиграмм. Некоторые из них настолько увлеклись западом, что заменяли простую, понятную всем речь сложной, витиеватой, обрамленной большим количеством иностранных слов. Это несколько принижало родную речь, делало ее своеобразной «прислужницей Запада», что, конечно же, было недопустимо.

Идолом «арзамасцев» в борьбе за реформирование языка был Н.М. Карамзин. Также в пример ими ставилось творчество В.А. Жуковского, ставшего уже тогда известным писателем романтиком. Однако Карамзин и Жуковский мудро стояли в стороне от этого спора старого с новым, придерживаясь золотой середины.

Нет, они не были против западной литературы. Напротив, в своем творчестве они ориентировались на творчество Вольтера, Мольера и др. Заимствования, органично вплетенные в ткань русского языка, безусловно, только обогащают его, делают более жизненным. Однако и Жуковский, и Карамзин понимали ценность русской речи.

Нельзя сказать, что кто-то из спорщиков одержал в этой литературной полемике абсолютную победу. Новое практически всегда побеждает старое, но старое оставляет свою глубокую печать на новом. Язык, конечно же, подвергся реформам, но не путем замены исконно-русской речи заимствованиями, а скорее их гармоничным сосуществованием.