Совет 1: Императорский фарфор — белое золото России

Фарфор начали возить в Европу из Китая в XIV веке, и он ценился на вес золота, а порой и значительно выше. Даже осколки чашек в то время носили как дорогие украшения. Европейские алхимики долго искали секрет производства «белого золота», но первая европейская фарфоровая мануфактура появилась лишь в 1708 году в Саксонии, в городе Мейсен.

Как был основан Императорский фарфоровый завод


Фарфоровое производство не могло не заинтересовать Петра I, который стремился не отставать от Запада и мечтал организовать фарфоровую мануфактуру в России. Он даже отправлял в Саксонию людей со «шпионскими поручениями». Но «взять наскоком» производственные тайны мейсенских мастеров не удалось – их охраняли крепко. И российский фарфор начал производиться только при Елизавете.

1 февраля 1744 года камергер императрицы Елизаветы Петровны, барон Николай Корф, заключил договор с неким Христофором Гунгером, который обязался «учредить в Санкт-Петербурге мануфактуру для делания голландской посуды». И через полгода под Петербургом был основан завод для производства порцелина (так в Европе в то время называли фарфор). Но наладить производство Гунгер при этом не смог: ни знаний, ни умений у него на самом-то деле не оказалось.

Дело спас так называемый «ученик» Гунтера – Дмитрий Виноградов. До поступления на мануфактуру Виноградов восемь лет учился в Европе химии, металлургии и горному делу – и именно ему в 1746 году удалось получить первые успешные образцы русского фарфора, а затем отработать технологию производства и поставить его на поток. В 1765 мануфактура была наречена Императорским Фарфоровым заводом. После этого в течение полутора веков завод, с первого дня специализировавшийся на выпуске художественного фарфора наивысшего качества, работал в основном по «правительственному заказу». Произведенные здесь сервизы, вазы, расписные блюда нельзя было купить – только получить в подарок от императора.

Страницы истории: агитационный фарфор и зубы для Советской власти


В послереволюционном 1918 году, национализованное и переименованное в «Государственный фарфоровый завод», предприятие перешло в ведение Наркомпроса, и перед ним и была поставлена идеологическая задача: выработка изделий, «революционных по содержанию, совершенных по форме, безупречных по техническому исполнению». Результатом стал знаменитый агитационный фарфор, ставший «по совместительству» еще и новым этапом развития русского авангарда.
Под руководством художника Сергея Чехонина в создании агитационного фарфора принимала участие целая плеяда художников, в числе которых были и Петров-Водкин, и Кустодиев, и Малевич, и Кандинский.


В 1924 году, когда страна задумалась о восстановлении народного хозяйства, предприятие перевели под управление «Фарфортреста» - и основные силы были брошены на производство технического фарфора. Завод, которому в 1925 году было присвоено имя Ломоносова, производил более 300 наименований продукции: зубные протезы, искусственные глаза, изоляторы, котлы, лабораторную посуду и так далее.

Несмотря на это, предприятие оставалось «поставщиком двора»: на торжественных приемах кремлевские столы сервировались посудой, сделанной по спецзаказу мастерами ЛФЗ. А в 30-е годы на заводе была открыта первая в стране художественная лаборатория (ей руководил ученик Малевича, художник-супрематист Николай Суетин), создававшая стиль «советского фарфора». И в «оттепельном» 1953 году зубные протезы были забыты: завод начал удовлетворять «потребности советского народа» по привнесению культуры в быт, специализируясь на освоении новых технологий и выпуске продукции повышенной сложности. А в 1965 году здесь начали производить знаменитый костяной фарфор.

После распада СССР Ломоносовский фарфоровый завод был приватизирован и некоторое время балансировал на грани закрытия, но потом постепенно «пришел в себя». В 2005 году предприятие вернуло себе историческое название и вновь стало «Императорским», взял четкий ориентир на выпуск «люксовой» продукции, продукции по индивидуальным заказам и художественного фарфора.

«Фирменные знаки» Императорского фарфорового завода


Костяной фарфор по праву считается «королевским» - невероятно тонкостенный, звенящий, полупрозрачный. Его начали производить в Англии в середине XVIII века, добавляя в фарфоровую массу костную золу – содержащийся в ней фосфат кальция и придавал посуде такую невиданную ранее белизну. Петербургский Императорский фарфоровый завод – единственное предприятие в России, которое выпускает такой фарфор. Сначала это были только чайные и кофейные чашки и блюдца, с 2002 года выпускаются сервизы.
Состав сырья для костяного фарфора технологи завода подбирали методом проб и ошибок. В результате остановились на берцовой кости крупного рогатого скота. В первое время костяной фарфор делался из отходов пуговичного производства.


Еще один «знак отличия» ИФЗ – художественная скульптура из фарфора, производство которой ведется вручную. В среднем на то, чтобы отлить одну статуэтку, у мастерицы уходит 2-3 дня. Фарфоровые «куклы» - фигурки людей и животных – здесь производили с середины XVIII века. Одна из самых известных дореволюционных серий скульптур – это «Народы России» (около ста фигур, изображающих мужчин и женщин в национальных костюмах), из советской скульптуры наибольшую известность получила «балетная» серия. Сейчас в цехе художественной скульптуры ЛФЗ производятся и «реплики» (повторы) исторических статуэток, и новые модели. Среди последних работ особенно заметной стала серия скульптур Михаила Шемякина, изображающая героев «Щелкунчика».

Роспись фарфоровых изделий – это то, что позволяет превратить «просто хорошую вещь» в вещь уникальную. На Императорском фарфоровом заводе два цеха росписи: ручной и механизированной. В цехе ручной росписи работает около 20 художников, создающих уникальный выставочный фарфор и изделия по специальному заказу. На украшение одной вазы или блюда может уйти около месяца, и стоимость таких изделий чрезвычайно высока.

Работа в цехе механизированной росписи более однообразна, но именно здесь создаются узоры, которые узнают во всем мире. Среди них «визитная карточка» ИФЗ – знаменитая «Кобальтовая сетка» - узор, за создание которого заводская художница Анна Яцкевич была награждена золотой медалью Всемирной выставки в Брюсселе в 1958 году. С тех пор посуда, украшенная этим узором, производится на заводе в промышленных масштабах. Здесь даже разработали специальные формы для такой посуды: на боках у нее еще при отливке «прочерчены» тонкие желобки – контур, который надо вручную «обвести» кобальтовыми линиями. Кобальтовая сетка может наноситься на изделие и при помощи деколи – тонкой пленки, напоминающей переводную картинку, на которой напечатан кобальтовый узор. При обжиге фарфора пленка выгорает, а узор впечатывается в поверхность изделия. Золотые звездочки в местах пересечения синих линий наносятся на узор либо вручную, либо при помощи миниатюрного штампика.

Совет 2: Секреты костяного фарфора: как это делается

Костяной фарфор по праву считается «королевским» – тонкий, белоснежный, звенящий, полупрозрачный… Единственный завод в России, который выпускает такую посуду – Императорский фарфоровый завод. Как и из чего делают такой фарфор, и почему его называют костяным?

Фарфор «на костях»: порождение дефицита

Слово «костяной» в названии тончайшего фарфора – не метафора, а буквальное указание на состав сырья. Обычная фарфоровая масса состоит из каолина – белой глины и других глинистых материалов, дающих при обжиге белый цвет, а также кварца и полевого шпата. В Англии в середине XVIII века начали добавлять к составу еще и костную золу –   содержащийся в ней фосфат кальция и придавал посуде такую невероятную белизну.

На Императорском фарфоровом заводе (в советское время он назывался Ломоносовским) костяной фарфор начали выпускать в шестидесятые годы XX века. Парадоксально, но факт: причиной, по которой завод освоил эту технологию, стало не амбициозное желание выпускать элитную «королевскую» посуду, а… дефицит сырья.

В цехе по производству костяного фарфора

Начиная с 1965 года завод испытывал серьезные сложности с поступлением каолина – белая глина очень широко применялась в бумажной, парфюмерной и военной промышленности.  Зато в стране было много отходов кости. Поэтому директор завода Александр Сергеевич Соколов поставил перед производственной лабораторией ЛФЗ задачу: разработать состав массы для костяного фарфора.

Состав сырья подбирали методом проб и ошибок (зарубежные коллеги не спешили делиться коммерческой тайной). В результате оказалось, к пример, что птичьи косточки придавали фарфору ненужный сиреневый оттенок.

В результате остановились на берцовой кости крупного рогатого скота. Тем более, что с сырьем недостатка не было. Пуговичное производство штамповало из обезжиренных костей пуговицы для наволочек и для военного обмундирования – а отходы шли на фарфоровый завод, где пережигались.

Масса для изготовления костяного фарфора лишь на 55 % состояла из традиционных каолина, глины, полевого шпата и кварца – остальное приходилось на долю костной золы.

В 1968 году на заводе был запущен цех по производству костяного фарфора. В отличие от английского фарфора, который был достаточно толстым, на ЛФЗ решили выпускать тонкостенный фарфор. И поначалу даже «перестарались»: первые чашечки оказались такими тонкими и нереально легкими, что покупатели стали жаловаться на ощущение «пластмассовости». Поэтому толщину черепка решили увеличить на 0.3 мм.

Рождение  «тонких штучек»

Чашки из костяного фарфора, как и многие другие фарфоровые изделия, производят методом литья. Для этого формы, отлитые из гипса, до краев наполняется жидкой фарфоровой смесью, напоминающей сметану – шликером. Гипс начинает «отбирать» у шликера влагу – и в результате на внутренних стенках формы постепенно нарастает фарфоровая «корочка». Когда она набирает нужную толщину – лишний шликер удаляют из формы. Потом подсохший «черепок» (так называют необожженный фарфор) начинает отставать от стенок формы – и его извлекают.

При производстве фарфоровых статуэток детали «набирают толщину» довольно долго – несколько часов. С тонкостенными чашечками все происходит гораздо быстрее – на Императорском фарфоровом заводе костяная фарфоровая смесь заливается в формы всего на две минуты.

Оливка происходит автоматически – формы двигаются по кругу, из дозатора автоматически выливается нужное количество шликера, а потом вакуумный отсос «забирает» лишнее.

Ручки для чашек, чайников, сахарниц отливаются отдельно и потом «приклеиваются» вручную. В качестве клея выступает все та же фарфоровая смесь, только более густая.

Ручки для посуды отливаются в специальных формах

Плоские изделия (блюдца, тарелки) делаются методом штамповки. Фарфоровый полуфабрикат для таких изделий делают очень плотным, он напоминает пластичное тесто, скатанное в «колбаски». Отрезанный кусочек «колбаски» кладется на гипсовую форму, сверху на него опускается вращающийся формующий ролик (для каждой модели ролик свой). Излишки срезаются автоматически, а вот зашлифовать края и сделать поверхность абсолютно ровной – задача так называемых «оправщиц», работающих только вручную.

Губка, кисточка, матовое стекло, шлифовальная шкурка – инструментарий у оправщиц простой, но эффективный и проверенный временем. К ним фарфоровые заголовки попадают после сушки.

Как закаляется черепок

Костяной фарфор обжигают дважды. Причем температура для первого обжига очень высока – 1250 – 1280 градусов, что гораздо выше, чем у обычного фарфора. При такой температуре фарфоровая смесь полностью «спекается» и приобретает необходимую прочность. В печи посуда проводит 12 часов. И, кстати, уменьшается в размерах примерно на 13%.

Но пока не блеск. Блеск появится после того, как фарфор будет покрыт глазурью. Она состоит из тех же самых материалов, что и фарфор, только в другом процентном соотношении, кроме того, в нее добавляют мрамор и доломит. Во время обжига глазурь расплавляется, образуя блестящую глянцевую поверхность.

Глазурь на костяной фарфор наносится с помощью пульверизатора – сначала с одной, а потом и с другой стороны. А чтобы можно было контролировать плотность и толщину слоя, глазурь подкрашивается фуксином. Поэтому, отправляясь в печь для окончательного обжига, чашки и блюдца имеют яркий сиреневый цвет. При высоких температурах пигмент выгорает и фарфор белеет.

Второй обжиг тоже продолжается 12 часов, только температура на этот раз чуть ниже – 1050-1150°С.

Кстати, именно температура обжига костяного фарфора стала причиной того, что Ломоносовскому фарфоровому заводу удалось сохранить монополию на производство российского костяного фарфора.

Среди советских заводов не было принято держать технологию в секрете, поэтому в начале 70-х годов технология и конструкции оборудования были «подарены» Болгарской республике, где тогда запускалось новое фарфоровое производство. А в 1982 году технология была передана керамическому комбинату в Каунасе, в Литве. А вот российские заводы не рискнули взяться за производство костяного фарфора. Загвоздка оказалась в том, что такой фарфор очень чувствителен к температуре обжига - и отклонение от заданных температурных параметров буквально на 10 градусов превращает посуду в брак. При этом, когда речь идет о температурах за тысячу градусов, даже погрешность измерительных приборов может превышать эти самые 10 градусов. Так и остался ЛФЗ единственным производителем «королевского фарфора» на всей территорию страны.

Как проявляется узор

Чисто белый, нерасписанный фарфор, которого не касалась рука художника, специалисты называют «бельем». Но до того, как попасть на прилавки фирменных магазинов, посуда должна быть украшена узором.

Роспись по фарфору бывает подглазурной, надглазурной и комбинированной, объединяющей обе эти техники. В таких случаях рисунок наносится в два этапа. Примером комбинированной росписи может служить знаменитый узор «Кобальтовая сетка», ставший своего рода «визиткой» завода.

Кобальтовый рисунок – синие линии –  наносится на фарфор еще до покрытия изделия глазурью – при высокотемпературном обжиге декор «вплавляется» в прозрачную глазурь намертво. Кобальт, до обжига имеющий унылый блекло-черный цвет, при нагревании волшебным образом меняется, и в зависимости от концентрации узор становится нежно-голубым или густо-синим. Кстати, все краски, используемые в подглазурной росписи ведут себя таким же образом – их цвет «проявляется» во время температурного воздействия, а при нанесении рисунка они выглядят блекло – оттенки черного, серого, коричневого. И художникам, работающим с несколькими красками сразу, приходится нелегко: им постоянно приходится «держать в уме» будущую картинку.

Рисунок часто наносится вручную, но эту работу порой можно облегчить. На Императорском фарфоровом заводе, например, разработали специальные формы для посуды, которая будет украшаться «кобальтовой сеткой»: на боках черепка «прочерчены» тонкие, еле заметные желобки – своего рода контур, который надо вручную «обвести» кобальтовыми линиями.

Кобальтовый узор может попадалть на изделие и при помощи деколи – тонкой пленки, напоминающей переводную картинку, на которой напечатан кобальтовый узор.

Форма деколи точно соответствует форме посуды - для каждой модели она своя. При нагреве пленка выгорает, а узор –  впечатывается в поверхность изделия.

Нанесение подглазурного рисунка происходит после того, как изделия прошли первый обжиг – и до глазурирования. После второго обжига такая посуда порой выглядит очень странно – на нее уже нанесена первая часть росписи, а вторая еще ждет своего часа. Но уже можно представить себе, ак это будет выглядеть.

Роспись золотом – это уже надглазурная роспись. Потом посуда пройдет еще один обжиг, но уже при более низких температурах – только для того, чтобы закрепить узор. Именно это позволяет использовать при росписи драгоценные металлы, а также многие краски, которые не выносят «четырехзначных» температур. Золотые звездочки на фирменный узор могут наносятся вручную, кисточкой – или же при помощи миниатюрного штампика.

Поиск
Совет полезен?
Добавить комментарий к статье
Осталось символов: 500