Вам понадобится
  • - осторожность;
  • - наблюдательность;
  • - умение анализировать и делать выводы.
Инструкция
1
Первое, что желательно знать - многие слова, кажущиеся далекому от криминала человеку невинными, в этой среде считаются страшным оскорблением. Даже слово «мужик» оскорбительно, если так назвать человека, занимающего более высокое положение в неписаной арестантской иерархии. Мужики, как называют основную арестантскую массу: публику, ни в чем порочащем с точки зрения блатной морали не замеченную, но криминальный образ жизни не ведущую, считаются кастой (или, как говорят в неволе, «мастью») уважаемой, но блатные стоят выше.
Еще более недопустимо назвать «козлом», «чертом» или «петухом» того, кто к этим «мастям» не имеет отношения, а «крысой» - того, о ком нет точной информации, что он ворует у своих.
2
Аккуратно следует также употреблять слово «спрашивать». В неволе оно имеет только одно значение - наказание за нарушение неписаных арестантских норм, именуемых «понятиями». В значении же «задать вопрос» предпочтительно употреблять «интересоваться».
Под запретом также названия следственных действий и фигурантов по уголовному делу. Нельзя называть арестанта свидетелем, даже если от него требуется подтвердить, что он видел своими глазами. На этот случай есть слово «очевидец».
Недопустим также глагол «доказать». Доказывают следственные органы, главные враги арестанта. Он же «обосновывает», в том числе и с помощью «очевидцев».
3
Одну из засад, в которую может попасть в общении с представителями криминала непосвященный человек - слово «обидеться» и все производные от него. У этой публики слово «обиженный» имеет только одно значение - принадлежащий к тюремной касте неприкасаемых, «петухов», именуемых также «опущенными».
Соответственно, «обидеть» означает подвергнуть ритуалу «опущения» (нередко мужеложству, но есть и другие способы: заставить поцеловать унитаз («дючку», «парашу»), провести половым органом по губам, капнуть спермой на лицо и др.).
Признать себя или назвать другого «обиженным» чревато необратимыми последствиями. Поэтому арестанту, которого обидели в общепринятом смысле, следует говорить «огорчили», «расстроили».
4
Очень узко в криминальном обиходе также значение слова «очко» - задний проход. Назвать так известную и популярную в преступном мире карточную игру недопустимо - только «двадцать одно».
5
Особо следует сказать о бранных словах. В общении с представителями преступного мира лучше забыть об их существовании. Это непросто, особенно на общем режиме, где большинство матом не ругается, а на нем разговаривает, тем самым создавая себе же проблемы.
«Обосновать», что вы упомянули чью-то абстрактную мать, а не собеседника, или определение неразборчивой в половых связях дамочки использовали как междометие, а не его характеристику, будет непросто. На первый раз, скорее всего, разъяснят и простят, но при повторении инцидента «спросят» по полной программе.
6
С междометием на «б», одновременно определяющим распутную женщину, и производными от него вообще следует быть особо осторожным.
За решеткой «б...скими» называют поступки, направленные против воровской идеологии и караемые смертью, а «б...дями» - совершающих их людей.
Определить же, что поступок относится к этой категории, вправе только авторитетный преступник, имеющий статус «Вора» (уголовники пишут это слово только с большой буквы, и это статус, а не криминальная специализация, промышляющий кражами именуется «крадуном»). Остальные - лишь «поинтересоваться» его мнением на этот счет.
7
Еще одна тонкость. Решение о принадлежности к какой-либо «масти» вправе принимать только «смотрящий» или «положенец». Это авторитетный арестант, поставленный следить за соблюдением в камере («хате»), тюрьме, бараке, зоне (а в той среде говорят «на тюрьме», «на зоне», «на лагере») в первом случае общим решением находящихся там уголовников, во втором - криминальной элиты («Воров»).
Если простой арестант знает, например, о новичке нечто порочащее, должен проинформировать об этом остальных. А дальше решать, что с ним делать «смотрящему» или «положенцу». Самому же с выводами относительно «масти» виновного торопиться не следует.